"Раскол", серии 11 и 12

Вчера вечером был занят срочной работой, поэтому размещаю свои замечания лишь теперь.
Прошу прощения у ожидавших ...
Итак:
- в самом начале, оканчивая службу, Никон молится 3 поклона и сразу говорит людям в храме "Богу помолясь". А перед тем надо ещё сказать молитву Исусову и услышать ответ народа "Аминь";
- при сем патриарх в каком-то странноватом облачении, саккосе без свешивающегося сзади конца омофора. И вообще, замечу, архиереи, как правило, к концу службы снимают саккос и пр.,оставаясь лишь в соборной мантии, епитрахили, поручах и клобуке;
- говоря с Никоном, старец Григорий (Неронов) называет богослужебную литературу уменьшительно - "книжки". В реальности он вряд ли допустил бы такое уничижение КНИГ.Страдал же по сути за них;
- насколько помню, фраза про старые и новые Служебники "обое добры" была произнесена Никоном уже после его лишения патриаршества,т.е. где-то позднее 1667 г.,а не в беседе с Нероновым, когда "крайний святитель" был вполне "в силе". Замечу здесь, что сам Никон после своей реформы по-старому так и не служил, вопреки мнению некоторых наших современников;
- сидя за столом, Никон обмакивает нечто в солонку. Он, может, так и делал. Но у многих старообрядцев это считается неприличным и даже подражанием Июде,про коего Господь сказал: "Омочивыи ... в солило, той предаст Мя". Впрочем, вдруг автор кино это знал и специально "провёл параллель"?:)
- в келье Никона в красному углу икона Спасителя явно 2-й пол. XIX в.;
- в ещё одном эпизоде УЖЕ ПОРЕФОРМЕННОЙ церковной службы протодиакон не произносит возгласа "Благослови владыко" перед "Благословен Бог", а Никон говорит по-старому "вО веки веком" вместо нового "во вЕки веков";
- после реформы почти все иноки - в дониконовских одеяниях,без новых "рогатых" клобуков. Тогда как они были введены практически сразу,в начале преобразований, по случаю чего Аввакум написал особое "Слово";
- в алтаре иноки ходят в клобуках (каптырях),тогда как по Уставу при входе туда их положено снимать, оставаясь в камилавках(скуфьях),что под ними;
- согласно источникам, отрекшись от кафедры, Никон ушёл из Успенского собора в одежде простого инока, без соборной мантии с источниками и белого клобука. В фильме почему-то не так;
- эпизод с критикой Ртищевым новых книг перед царём: боярин не знает славянских ударений, говорит "дАровать" вместо "даровАть". И вообще момент странноватый: царь вроде бы соглашается с неудачностью "справы", тогда как в источниках ничего читать о подобном не приходилось. Да и вся дальнейшая политика Алексея Михайловича отнюдь не давала и малейшего повода усомниться, что государь однозначно за реформы, да ещё как;
- хороня в пути сына Корнилия, Аввакум произносит священнический отпУст литии, будучи без облачения, что является серьёзным нарушением Устава. Который реальный протопоп, как известно, старался ревностно исполнять.
А вот последний эпизод 12-й серии порадовал :)
Очень актуально, насчёт Украины ...
Ради присоединения коей (и др. "православных" земель)и затеяли весь этот грустный "сыр-бор" с "улучшением" Русской Церкви :(
>Очень актуально, насчёт Украины ...
Ради присоединения коей (и др. "православных" земель)и затеяли весь этот грустный "сыр-бор" с "улучшением" Русской Церкви :(

А вот это серьезный минус вам и серьезный плюс никонианам.
Державное чувство у них сильнее развито и получило новый импульс, при всех наломанных дровах. Причем 350 лет назад еще как-то можно было понять стремление "не брать Украину", то сейчас оно звучит совсем безответственно.
Суть в том, что взяли как-то странно: не подчинили Украину русским обычаям, а наоборот, стали насильственно изменять русские православные традиции по малороссийским окатоличенным образцам:( Как будто не Украина присоединяется к России, а Россия к Украине. О чём есть достаточно основательные исследования:


Необходимость ориентироваться больше на московский служиво-державный дух - это одно, отказывать жителям УССР (тем более новоросской ее части) в праве занимать большие имперские должности - это уже другое. А нежелание Украину вообще присоединять - это уже вовсе третье.
Поинтересуйтесь происхождением подавляющего большинства синодальных архиереев 18-го века.

Это не секрет. Дело же в том, что, упрекая Синод РПЦ за вестернизированность и непропорциональное засилье выходцев из одного региона, нельзя попрекать его членов малоросским происхождением самим по себе. И тем более утверждать, что не надо было присоединять.

Малоросское происхождение было гарантией от "заражённости расколом". Русским не доверяли, каждый русский считался потенциальным старовером. Вот и думайте, кого к кому присоединили.

Вы как будто отказываетесь разделять два аспекта проблемы. Но этот отказ - это минус даже больший, чем прямое нежелание какого-либо вообще воссоединения.

Проблема в том, что невозможно разделить неразделимое. Факты - упрямая вещь: присоединение (или воссоединение, если угодно) Украины обернулось украинизацией России, особенно в духовном плане, а не наоборот.

Мы вернулись к тому, с чего начали.
При всех моих симпатиях к дониконовской Церкви, лучше державное строительство хотя бы с Романовыми и вестернизацией, чем отказ от оного строительства.
И если в XVII столетии еще как-то было понятно нежелание присоединять давно отпавшие и сильно вестернизированные земли, то в наше время, особенно после 2014, такой настрой совсем плохие ассоциации вызывает.

Никто не навязывает вам тех мнений, которые вы не разделяете. Более того, здесь вы появились исключительно по личной инициативе. "Нежелание присоединять" вы однако нам приписываете. Присоединять это хорошо, вот только вопрос какими методами. Сами конечно готовы погибнуть где-нибудь в степях Украины за её новое воссоединение с Россией?
Я, может, и не готов погибнуть в степях, но еще менее я готов погибнуть уже в Москве. Отступать можно не до бесконечности.

Однако, Вы сами себе противоречите. И, вижу, не настроены продолжать обсуждение.
Ладно, основное я уже сказал.
Отступать никто и не призывает и не собирается. Просто прежде чем наступать, надо сначала хотя бы немножечко подумать. И вам всего хорошего:)

> Да и вся дальнейшая политика Алексея Михайловича отнюдь не давала и малейшего повода усомниться, что государь однозначно за реформы, да ещё как; 


Тут дело в том, что в таких вещах часто сложно остановиться или даже притормозить. Так что личные предпочтения (в данном случае - возможно, и изменившиеся) часто вообще могут роли не играть.

Притормозить возможно всегда. Вот коммунизм скажем как строили, а как притормозили.
Притормозили далеко не сразу. Даже если брать отрезок 1985-1991.
Но ведь притормозили же. Уже в 89-м было понятно что с коммунизмом всё. Хорошо помню, мне тогда 19 было. А вам сколько?:)