o_apankratov (o_apankratov) wrote,
o_apankratov
o_apankratov

Categories:

Пресса о нас: с. Грачи Волгоградской обл.

Пишут "Аргументы и факты - Волгоград"
(http://www.vlg.aif.ru/society/article/16503)

Во Фроловском районе жива старообрядческая община

Служба закончилась, православные расселись кружком и занялись тем, что всегда было как бы под запретом. Рассказывать о себе, сделав единственное исключение нашему еженедельнику.

«Аргументы и факты» читает священник этой старообрядческой церкви в хуторе Грачи близ Фролова отец Иоанн, за ним тянутся остальные прихожане.

Невесты в сарафанах

О себе иерей Иоанн Горшенин поведал по дороге на хутор. Приход принял десять лет назад, до этого служил ихтиологом рыбохозяйственного НИИ. Ничего особенного: отец Иоанн из старообрядческой семьи, оставалось лишь вернуться к корням. Судя по всему, паства его любит. При нём церковь разрослась до шестидесяти человек, построили новый храм. Вот закончится отделка, и службы начнут идти там, а пока люди из Грачей, Фролова и других районов области собираются в обычной избе, приспособленной под молельный дом. От остальных её отличает лишь икона над входом.

Внутри я тоже не нашёл особых отличий от обычной православной церкви. Разве что иконы по стилю канонического, ещё рублёвского письма. Правда, настоящие в основном поворовали, и стены украшают копии. Зато образа по традиции лишь из натуральных материалов, никакой бумаги, стекла и тем более пластмассы. А свечи только из воска, стеарин и химические примеси здесь не жалуют.

Люди здесь тоже настоящие, без «вредных добавок». Мужчины не пьют и не курят, женщины семью и веру ни на что не променяют.

– Раньше нас притесняли, – вспоминает Ольга Попова. – Давили в школе и потом в стройуправлении, где я работала.

Сергей Майоров тоже натерпелся за своё старообрядчество. Это теперь он второй раз депутат, а в восьмидесятые сказали так: вступай в партию и принимай автоколонну. Майоров отказался, вера дороже. А директором автоколонны всё равно стал – в 92-м, так им до сих пор и остаётся. Жуликов среди этих людей не водится, остальные это понимают и ценят.

На церковной службе женщины в сарафанах, как велит обычай. Потом переодеваются в юбки приличной длины. Повойник, то есть нижний головной убор, не снимают и дома. В облике мужчин – казачьи черты: бороды, рубахи подпоясаны ремешками.

– Мы и есть казаки, как родились, – слегка обижен сравнением Тимофей Етерсков. – Хотя нигде не записаны.

Отсюда и ещё от веры требования к жёнам: они имеют право только советовать мужьям, ругать и колотить – ни в коем случае. Женщину, этот хрустальный сосуд, старовер не может и пальцем тронуть. Дети должны чтить отца и мать вплоть до того, что те выбирают им женихов и невест. Как и было в России до революции. Так нашлась пара и Наташе Горшениной. Сосватали в двенадцать лет, невестой ходила до совершеннолетия, больше ни на кого не глядя. Сейчас довольна:

– Нас в семье девять детей, всем родители выбирали. Ни один не развёлся.

Ворон и голубей не есть

Ещё недавно старообрядцы жили натуральным хозяйством, покупали лишь соль да сахар. Сейчас в ход пошли всякие «сникерсы», однако ограничения в еде остаются. Староверам нельзя есть кролика – не потому что год его, а потому что – с когтями. Запрещены ракообразные и птица, рождённая слепой и без пуха, – вороны, голуби. Поперёк горла должна стать рыба без чешуи – угорь там или налим. А вообще посты четыре раза в году, не считая сред и пятниц.

При всём том староверы настаивают, что они самые обычные люди. Смотрят новости и фильмы по телеку, некоторые даже тарелки на дома повесили, молодые сидят в Интернете. А вот Новый год не празднуют, пост идёт. Силы берегут для Рождества, когда собираются за общим столом. Правда, без вина.

– А Новый год у нас 14 сентября. На Новолетие, как было до Петра, – напоминает отец Иоанн.

Работать можно везде, кроме увеселительных заведений и продаж спиртного с табаком. «Хотя женщины лучше бы сидели дома», – вздыхают казаки, поминая при этом, что и жена сейчас стала добытчицей.

Ну, а кто же они в миру? Тоже обычные пенсионеры и школьники. Надежда Серафимова – педиатр, Виктор Матвеев – водитель. Есть зубной врач, парикмахер, продавцы и военные. Общая гордость – фронтовик Тимофей Кузнецов. На стенах его дома фотографии в рамках, уцелели печка и прочая старина. С восхищением рассматриваю огромный часослов и не менее тяжёлую книгу минея – кроме староверов, таких древних фолиантов ни у кого нет. Маленьким диссонансом с обычаями и стариной смотрелись бутыли с вином вдоль стены. Заметив мой взгляд, Тимофей Иванович предупредил:

– Я только рюмочку, виноградное вера разрешает.

И повёл меня в летнюю кухню, где напрочь разбил последние представления о староверах как древних людях. Автоматический отопительный котёл, такая же стиральная машина – не было только озонатора воздуха. Да и снаружи изба обшита сайдингом.

Обряды-то старые. Только жизнь всё равно новая.
Tags: История старообрядчества, Староверы и внешние, Традиции старообрядчества, Церковно - общественное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments