o_apankratov (o_apankratov) wrote,
o_apankratov
o_apankratov

Categories:

Литургическая полемика с единоверцами, завершение

Вчера написал что впереди ещё две части названного в заглавии, так объединил их в одну:)

О некотором из скрывающегося за «и др.»

В небольших сетевых дискуссиях с В.Ю.Григорьевой и другими единоверцами, последовавших после опубликования комментируемого доклада (см. https://vk.com/wall82846535_519 ; https://vk.com/topic-2178715_33339981?offset=20 ), были затронуты ещё две темы, рассматриваемые ниже.

1. Об отдельных указаниях старообрядческого Архиерейского Служебника

Конкретно, речь шла о повелении затворять одну завесу Царских врат, а не сами врата, после пения «Херувимской»: «Лик: Аминь. Яко Царя всех. … И затворяется запона. А на осенении (архиерейском, дикирием и трикирием – о.А.П.) отворяется запона, и паки затворяется (с. 100 – 101 по изд.: Архиерейская служба. Чин Божественныя литургии святительской. М.: по благословению Высокопреосвященнейшего Алимпия, митрополита Московского и всея Руси, б.г.):



О затворении же врат и завесы читаем там ниже, по возгласе «Мир всем» после молитвы Господни, «Отче наш»: «Лик: И духови твоему. Диакон: Главы ваша Господеви преклоните. И се рек, преклоняет и сам диакон со инеми мало главу, даже до возглашения: Тебе Господи. И абие диакон затворяет Царския двери и запону» (там же, с. 127):



Что и соблюдается в современном старообрядчестве (во всяком случае, в РПСЦ).
Мне был задан вопрос о дониконовском источнике данного издания, представляющего собой пересъёмку некоей старообрядческой рукописи, судя по палеографическим признакам – конца XIX - начала XX вв. Здесь надо сказать, что дораскольных печатных Архиерейских служебников не существует. Отдельные святительские чинопоследования, такие как освящение церкви (с заранее заготовленным антимисом), поставления клириков разных степеней и некоторые другие, содержатся в ряде изданий старопечатных Потребников, начиная с Филаретовского Большого 1621 г. Но чина литургии там нет. Наиболее вероятная причина – малочисленность епископата Русской Церкви 1-й пол. XVII столетия, а также наличие в то время большого числа рукописных святительских Служебников. С одного из них, скорее всего, и был переписан оригинал указанного выше рогожского издания. Подтверждением чему, в частности, служит ряд указаний, утраченных в современной старообрядческой практике. А также обильные упоминания «подияков», то есть иподиаконов - чина, в нынешнем «поповском» староверии также почти не действующего. Поскольку в архиерейских службах участвуют в основном посвящённые в стихарь чтецы - люди молодого возраста, коим канонами дозволяется вступление в брак после поставления в чин. Для иподиаконов же такой возможности уже нет. И в целом стиль изложения указаний нашего Служебника для епископов близок к языку дониконовских церковных книг. Возможно, выявление его строго определённых древних источников – предмет будущих исследований.

2. О наречном пении

Современные единоверцы РПЦ МП, как известно, ориентируются в основном на архаичную традицию т.н. наонного, или хомового пения (что это такое: http://vetkovec.livejournal.com/477664.html ), сохранившуюся преимущественно у староверов – беспоповцев поморского и федосеевского согласий. При этом звучат голоса о появлении (!) другой, наречной версии церковного знаменного пения, принятой в большинстве общин старообрядцев, приемлющих священство, чуть ли не только в XVIII, а то и в XIX веках (!). Некоторые нынешние единоверцы даже отказываются считать его древнерусским.

Тема сия, конечно, весьма обширна, ей посвящено немало работ отечественных музыкальных медиевистов – историков и исследователей древнерусского церковного пения. Не вдаваясь сейчас в многочисленные подробности сюжета, просто приведу найденные, что называтся, почти на поверхности в некоторых из этих книг, среди, действительно, моря хомонии, фотографии страниц наречных певческих рукописей 1-й пол. – сер. XVII столетия:

- Успенский Н.Д. Древнерусское певческое искусство. М.: «Музыка», 1965: илл. XXIV, у с. 176, фрагмент Великого славословия. ГПБ (ныне РНБ – о.А.П.), собр. Погодина, № 417, л. 83 об.; знамя ещё беспометное:



- Василий Металлов, протоиерей. Очерк истории православного церковного пения в России. М.: Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1995 (репринт изд.: М., 1915). Таблица XIII в Приложении: кондак Кресту в дониконовской редакции, с упоминанием царя Алексея Михайловича; знамя уже с пометами, но беспризначное:



Полагаю, более расширенный поиск дал бы и ещё ряд аналогичных результатов. Но, пожалуй, основополагающей для старообрядцев, приемлющих священство, является позиция по этому вопросу святого священномученика и исповедника протопопа Аввакума:

«А пение подобает пети во церквах православных единогласно и на речь, против печати. … А наречное пение я сам, до мору на Москве живучи, видел: перевод писан при царе Феодоре Ивановиче, Ирмосы и Обиход и прочия. Я по сем сам пел у Казанския (в Казанском соборе на Красной площади – о.А.П.) многажды. Оттоле и доднесь пою единогласно и на речь, яко праведно так. По писанию, как говорю речь, так ея и пою. … А где неединогласно пение и не наречно, тамо какое последование слову разумно бывает?» (Послание рабом Христовым, 1669; цит. по: Музыкальная эстетика России XI – XVIII веков. М.: «Музыка»,1973.С.88).
«А церковное пение сам же и чту и пою – единогласно и на речь пою, против печати слово в слово … Да и много бысть добрых людей – все блажиша и хвалиша пение единогласное и наречное. Многие с перевода ветхаго, по нем же аз певал, списывали; а я и без перевода, Богу помогающу, по печати пою» (Послание Борису и прочим рабам Бога Вышняго, 1681. Там же. С. 89-90).

Мои оппоненты, однако, утверждают, что упоминаемые протопопом «ветхие переводы», то есть старинные уже в его время наречные певческие рукописи – не более чем «полемический приём», т.е. что в реальности их могло и не быть. Но приведённые выше сканы из трудов исследователей, особенно первый, всё же свидетельствуют о возможности их существования. И, опять-таки, столь безапелляционно утверждать, будто что-то точно было, или чего-то не было в прошлом, можно либо воспользовавшись машиной времени, либо проштудировав до последнего листочка все архивы и библиотеки. Чего реально пока никому не удавалось.

Дополнительным косвенным доводом в пользу того, что уже в конце XVI - самом начале XVII веков, т.е., возможно, и при государе Феодоре Иоанновиче, названном Аввакумом, наречное пение могло начать постепенно теснить наонное, служит анонимное послание патриарху Ермогену, написанное между 1606 и 1610 гг. Основная его тема – протест против злоупотреблений т.н. «хабувами» - не несущими явного содержательного смысла мелодико-украшательскими вставками в песнопения. В греческом церковном пении, в т.ч. современном, они называются «кратимами» или «анександариями» (употребляется также термин «тэрирэм»).

Хотя это сочинение, казалось бы, не посвящено непосредственно проблеме наречи/наона, его основная мысль идентична идеям более поздних противников хомонии: церковное пение должно быть максимально приближено к книжным молитвенным текстам, чтобы как можно яснее доносить до молящихся их смысл. А не затемнять его, в том числе всякого рода певческими ухищрениями: «Сия речь «ине ине хебуве» мимо конархистных книг введена … кроме стихаралем ни в двунадесятых Минеях месячных, ни во Октаех, ни в Треодех» (цит. по: Музыкальная эстетика России … С. 59). Для исправления ситуации автор предлагает применить патриаршую власть: «И тобе государю великому святителю достоит … едино согласие утвердити и противу клонений повеле пети: где на аз – туто на аз, а где на есть – туто на есть, а де на ик – туто на ик, чтобы было согласие нерозвратно, а Богу невозбранно, а у Церкви Божии непозорно, а нам поющим и глаголющим непоносно и неукорно и несмутно и ведомо, не якоже ныне не ведев поем не противу клоненей» (Там же.С. 61 – 62). Примечательно, что при этом предлагалось не просто «совет учинити», но и обратиться к авторитету прежде бывших и ещё живых престарелых мастеров пения: «Да воспросишь старых певцов и роспевщиков перед собою, иже еще и ныне иныя живы, и в том художестве негли они слыхали у старых своих мастеров про сицеву речь (хебуве – о.А.П.), что она подлинно именуется» (Там же.С.61). Иными словами, исправление пения, вероятно, не виделось как некая революция, с полным разрывом с традициями прежних поколений.

Непосредственно же против наонного пения направлено написанное в 1651 году «Сказание о различных ересех и хулениих на Господа Бога и на Пречистую Богородицу, содержимых от неведения в знаменных книгах» некоего инока Евфросина. Адресованное, опять-таки, власть имущим – царю Алексею Михайловичу и патриарху Иосифу, оно свидетельствует о практически полной утрате понимания древней хомонии среди части чад Русской Церкви к середине XVII века: «В пении бо нашем точию глас украшаем и знаменныя крюки бережем, а священныя речи до конца развращены противу печатных и писменых древних и новых книг. И не точию развращены, но и словенскаго нашего языка,в нем же родихомся и Священным Писанием учихомся, чюжи и несвойственны и сопротивны. Где бо обрящется во Священном Писании нашего природного словенского диалекта сицевая несогласныя речи: Сопасо, пожерувомоне, теменоимо, волаемо, иземи, людеми, сонедаяи и прочию таковыя странныя глаголы, их же множества невозможно ныне подробну изчести … Како можем истину познати поюще знаменное пение Октай или стихеры и славники Господьскому празднику или святому коему сопротивно печатных книг и своея природныя речи, егда конархист по печатной или по писмяной не по знаменной книге сказывает речи, а на клиросе стоячи поют иные речи … Кабы разных вер конархист с поющими, и книга книгу укоряет, еже не буди, паче же кабы знаменная книга печатную справливает» (Там же.С.70, 71 - 72) .

Более того, это пение воспринималось уже не как наследие предков, часть Предания Церкви, а как следствие действия врага рода человеческого и его слуг – еретиков: «Вину бо обрете на се сатана, яко да разрушеном бывшем речем в Божественном Писании удобь возможет разрушити и правую веру нашу … Мнит же ми ся, что те знаменныя книги немало перепорчены и от новгородских еретиков жидовская мудрствующих, им же начальник Схария жидовин … Тогда они творящееся правоверныи, в таи же насеяша некия хулныя бредни в знаменном пении, яко же «аинани», «тайнани» и прочая таковыя и смехотворныя глаголы, яко да неудобь познано будет злое их мудрование» (Там же. С. 70, 72).

Соответственно, «Сказание» завершается призывом к властям «навести порядок»: «А мощно и не разтлеваючи речей ниже в них вмещающи некия несогласные литеры розпети и тыя кокизы (попевки – о.А.П.) добре уставити во всяком пении от точки до точки и от запятыя до запятыя, а не сливаючи речь во иную речь, ниже едину речь на двое разделяючи. Да еще б было и пение краснее того и речи бы были согласны. … Еже бы исправя с печатных церковных книг и с харатейных книгу Ирмолой, Ирмосы и Октай и Стихорали в существеном разуме речей и имен приказати бы и повелети им государем добрым певцом и знаменьщиком противу грамматического художества и истиннаго разума во именех и глаголех и в прочих частех по согласию точек и запятых и разума верхних сил (т.е. ударений – о.А.П.) знамя положити в научение и в просвещение всему православному християнству … противу первых древних переводов харатейных, их же ныне вси зрим, зане в них противу церковных книг писано» (Там же.С. 73).

Предложения в духе Евфросина, как известно, были восприняты «наверху» и стали осуществляться на практике уже параллельно с никоновской реформой, особой комиссией по исправлению пения «на речь» (1652 – 1654 гг.; в её работе, предположительно, участвовал известный «песнорачитель» Александр Мезенец). Но не могли ли выраженные в двух процитированных выше источниках идеи быть воплощены в реальной певческой практике и, как минимум, в начале XVII века? Аввакум говорит, что это происходило ещё ранее, единоверцы ему не верят, старообрядцы – поповцы (а также некоторые из беспоповцев, есть ведь и поморцы – «наречники») не только доверяют, но и делом последуют. Наверное, для выяснения всей полноты картины остаётся надеяться на дальнейшие объективные исследования. Но утверждать на таком фоне, что наречное пение «появилось только в XVIII веке» откровенно ненаучно.

Кстати, несмотря на наличие в «поповском» старообрядчестве (а также и в беспоповском, см. напр. соч. «О хомовом пении» федосеевца Гавриила Артамонова, «Музыкальная эстетика …». С. 93 – 94) отдельных частных отрицательных мнений о хомонии, подобных процитированному выше «Сказанию» Евфросина, официального запрета наонного пения у приемлющих священство староверов нет (указ об утверждении наречи был издан в 1698 г. новообрядческим патр. Адрианом. Там же. С. 87). Поэтому, в частности, в РПСЦ существует приход с таким пением, в г. Екабпилс (Латвия), состоящий из бывших поморцев, перешедших через посредство Белокриницкой Митрополии (Румыния). Ничто не препятствует появлению других подобных общин в будущем.

Вновь предоставляю слово В.Ю.Григорьевой:

Итак, даже весьма и весьма неполный перечень тех моментов богослужения, для которых на сегодня в церковной науке нет исчерпывающих комментариев (хотя не могу отнести себя всецело к науке, но по мере сил попытался несколько восполнить этот пробел) , настойчиво указывает на необходимость планомерно проводить соответствующие исследования, а результаты — публиковать, обсуждать и вводить в практику. Требуется, во-первых, выявить разночтения между указаниями печатных книг — «Ока церковного» в его различных редакциях и изданиях, Служебников и Часословов — старообрядческой практикой, предписаниями региональных и монастырских уставов, а также данными певческих рукописей, а во-вторых — раскрыть механизмы возникновения всех подобных расхождений. Это могут быть заимствования из новообрядческой практики (ни одного реального заимствования указано выше не было), неточность перевода и трактовки терминов, своеобразная рецепция богослужения мирским чином и прочее. Решение этих задач позволит не только ввести в практику древнерусские богослужебные традиции дораскольной эпохи (а не по состоянию на конец XVII — XIX века), но и продолжить ту систематизацию, справу церковного устава, которая проводилась древнерусскими книжниками постоянно и практически непрерывно, охраняя церковную службу как от реформационных, обновленческих тенденций, так и от стагнации (возникает лишь один вопрос: насколько результат подобной работы можно будет по праву назвать древнерусским богослужением, а не сугубо современным произведением «в древнерусском духе»?). В этом процессе необходимо охватить и весь корпус богослужебных книг, как нотированных, так и ненотированных. Данный подход может стать важнейшим фактором для активной разработки целого ряда направлений русской церковной науки: славистики, музыкальной медиевистики, иконоведения, церковного зодчества, литургики — отвечая при этом самым насущным практическим потребностям нашей богослужебной жизни.

И несколько слов в заключение

Считаю уместным привести аналогию из области архитектурной реставрации. И напомнить, что у каждого отреставрированного памятника есть проект реставрации и его автор. Выводы которого не обязательно разделяются всем архитектурно-реставрационным сообществом. Более того, почти каждая реставрация, как правило, по окончании порождает дискуссию о степени своей обоснованности. И нередко реставрации признаются ошибочными. Особенно в тех случаях, когда в чём-либо проявляется авторский субъективизм, желание «домыслить» сохранившееся «в древнем стиле», как бы не довольствуясь сохранившимися остатками древних форм и их декораций.

Такой стиль отношения к памятникам был, в частности, в значительной степени свойственен советской реставрационной школе 1940-80-х годов. А ранее, в эпоху императора Николая I, из-за уверенности тогдашних «поновителей» в собственной «безошибочности», при невнимательности к древнему зданию, были, в частности, бездумно разобраны первоначальные обходная галерея и лестничная башня Димитриевского собора во Владимире. Их сочли «поздними пристройками», и шедевр зодчества XII столетия был навсегда непоправимо искажён. И подобных печальных случаев можно было бы вспомнить ещё немало.

Поэтому к настоящему времени данная методика признана неверной, и по-настоящему научное восстановление творений зодчих прошлого ведётся главным образом на строгом основании данных натурных исследований. С максимальным вниманием ко всем реальным первоначальным деталям. Хотя бы и сохранившимся только в виде фрагментов. И пусть в результате не всегда происходит полное восстановление былой постройки, однако то, что всё же возрождается, является почти безусловно подлинным.

Такого же подхода хотелось бы пожелать и при нынешних историко – литургических изысканиях. А именно, чтобы они базировались в первую очередь на пронесённой через века живой традиции православных христиан – старообрядцев. Во многом основывающейся не на различных, нередко ощутимо не согласных между собою, рукописях локального характера, а на в целом единообразных общерусских московских дониконовских печатных изданиях, главным образом, иосифовских. Именно это и есть, образно говоря, единственные подлинные остатки первоначального древнего здания. Которое в целом, к сожалению, скорее всего, утрачено безвозвратно. Всё прочее, по большому счёту, - домыслы в той или иной степени.

При сем дальнейшие исследования, конечно, должны иметь место. Но, как и во всяком деле, в них, наверное, должна присутствовать мера. Удерживающая изыскателей как от недоказуемых, «проверяемых» лишь с помощью фантастической машины времени гипотез, так и от иллюзорных «реставраций». Сходных со сколь многочисленными, столь и наивными попытками «приделать ручки» Венере Милосской. Или, если без аллюзий с языческой античностью, похожих на благородные по намерениям, но вполне бессмысленные в практическом плане поиски града Китежа в водах Светлояра.

Для справки и удобства пользования материалом, ссылки на все предыдущие части:

- вводная часть, а также о том, что после Апостола и перед ним ("Псалом Давыдов, аллилуия" и слово "прокимен"),а также о "метаниях" или отсутствии оных посреди экса-псалмов: http://o-apankratov.livejournal.com/458523.html

- о местоположении 9-го часа относительно литургии: http://o-apankratov.livejournal.com/459220.html

- о начальных обеденных антифонах и псалмах: http://o-apankratov.livejournal.com/459347.html

- о гласном поминовении на Великом входе: http://o-apankratov.livejournal.com/459569.html

- об "Аллилуии" после причастна: http://o-apankratov.livejournal.com/459779.html

- о завесе Царских врат на архиерейской литургии, наонном и наречном пении + заключение: http://o-apankratov.livejournal.com/460175.html

P.S.: С наступающим, защитники Отечества!:)
Tags: Богослужение, Великий Новгород, Господствующее исповедание, Добрые дела, Зодчество, История Церкви, История старообрядчества, Итоговое, Москва, Наука, Обзоры Сети, Остроактуальное, Просто интересно, Староверы и внешние, Традиции старообрядчества, Церковно - общественное, Церковное искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments