o_apankratov (o_apankratov) wrote,
o_apankratov
o_apankratov

Categories:

Ну что с ними поделать ... :(

Казалось бы, ещё в XIX веке опубликована МАССА архивных, строго документальных материалов XVII столетия о, мягко говоря, МНИМОМ аскетизме б. патр. Тут можно вспомнить имена таких исследователей, причем совсем не старообрядцев, как Гиббенет (публикатор "Следственного дела патр. Никона"), Бриллиантов (автор серьёзного очерка о жизни реформатора в монастырской ссылке; однофамилец нашего начётчика, не родственник его:))...
Так нет же, доселе умиляются :( Причём вроде бы вполне просвещённые люди :(
Оригинал взят у volodihin в Никон -- патриарх и монах
Никогда прежде не обращал внимания на одну особенность в жизни патриарха Никона, а сегодня вот впервые увидел его скит в Новоиерусалимском Воскресенском монастыре, поинтересовался тамошней бытовой обстановкой и поразмыслил кое над чем.

Об этом человеке сказано немало дурного -- как сторонниками раскола, так и нашими интеллигентами, видевшими в никоновских реформах одно лишь насилие, не обдуманное ни по направленности своей, ни по масштабам своим. Между тем, церковные преобразования были России в середине 17 века насущно необходимы, и Никон сделал много полезного и правильного. В чем ошибался, в том Бог ему судья. Вел ли он дело реформы с избыточной суровостью? Может быть. Но и противники его ведь тоже тут и там казали буйный нрав, а обязаны были подчиняться...

Мне очень близка позиция Стефана Внифантьева, одного из ревнителей благочестия, человека книжного, одного из тех, кто своими трудами подвигал Церковь к процессу реформирования. Так вот, он, увидев безлюбье между прежними друзьями -- Никоном с ближайшими помощниками и Аввакумом с прочими ревнителями благочестия -- отошел от дел и, скорбя душой, сделался простым иноком.

Теперь вернемся к Никону. Он в молодые годы прошел серьезную иноческую школу на Соловках. Постригся в анзерском Троицком ските, а там у монашествующих была суровейшая жизнь -- такая, что по всей России сравнить не с чем! А в 1658 г., расставаясь с патриаршей кафедрой, начал жить в маленьком скиту на берегу Истры-Иордана -- близ Новоиерусалимкой обители, основанной его трудами. Спал на коротеньком каменном ложе, поджав ноги. Не роскошествовал, не тешил себя всевозможными благами, кои мог иметь архиерей российский, а жил сильной иноческой жизнью. Как бы ни ругали Никона, а в монашеском смысле, в смысле благочестия, он был высок.

Вот я и подумал: Никон вырос в большого реформатора, крупного церковного политика, духовного пастыря (о пастырстве его можно судить по-разному, но фальшивым честолюбцем он никогда не являлся)... Однако, быть может, главный дар его остался без развития. Это дар иноческого подвижничества. Как знать, что полезнее было бы для нашей Церкви -- процесс глобальных преобразований с неоднозначным результатом или духовный пример большого подвижника, умельца иноческого делания?

Tags: Господствующее исповедание, Ереси, История старообрядчества, Наука, Остроактуальное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments